БАРСЕЛОНА

Мы все очень хотим быть или, по крайней мере, казаться нормальными. Именно поэтому я никогда не писала о том, как я видела привидение в старом палаццо во Флоренции. По этой же причине я практически никому не рассказывала о странных ощущениях, испытанных мною в Барселоне в мой первый приезд в 2006 году. Нет, на самом деле с Барселоной это даже сложнее. Я много раз читала, как люди пишут о том, что они испытали состояние дежа вю́, и мне это всегда казалась излишней драматизацией своих ощущений, а излишней драматизации я и в писаниях, и в жизни стараюсь избегать, как чумы. Вот за это недоверие меня, по-видимому, Боженька и решил образумить.

В 2006 году я много работала, и в длинных поездках своего мужа принимала не совсем полноценное участие. Обычно я из его месячной поездки выбирала самую интересную мне неделю или, в лучшем случае, две, и мы съезжались, а, точнее, слетались в какой-то точке из разных мест. Так и случилось в мае 2006 года. Я прилетела из Америки гораздо раньше мужа, не спала в самолете, добралась до нашего отеля сонная, уставшая и планировала немного поспать. Клерк в отеле упомянул, что мы находимся рядом с Готическим кварталом. С меня моментально слетели и сон и усталость. Вооружившись своим в то время маленьким фотоаппаратом, я понеслась туда на часок и пропала…

К тому времени я уже немало попутешествовала по Европе, бродила по многим средневековым улочкам, охала, восхищалась и фотографировала, но всегда ощущала себя просто полным энтузиазма туристом. На этот же раз меня охватило твердое ощущение причастности: я здесь уже была, я это уже видела, только не в этой, а в какой-то другой жизни. Я забыла про карту и побрела туда, куда меня понесли мои ноги. Мои ноги потащили меня по узким средневековым улочкам и сами собой привели меня в еврейский квартал, который я опознала сначала каким-то шестым чувством, а уж потом по зданию старой синагоги.

Я твердо знала, что я ашкеназская еврейка, что мои предки прошли через Германию, что Испания при мне не упоминалась никогда, поэтому я приняла свои ощущения если не за признаки зарождающегося безумия, то уж за свою новую небольшую странность точно, и твердо решила в этом никому не признаваться. Решила, но уйти не могла, и так и бродила по кварталу четыре часа, еле успев в гостиницу к приезду мужа.

Через 16 лет, вернувшись из следующей поездки в Барселону домой, мы принимали у себя детей, и я, поборов свои комплексы и решив насмешить внучек, рассказала семье об этом эпизоде. И тут моя старшая дочь вспомнила, как мой умирающий брат в 2008 году рассказывал ей о своем детстве и упомянул, что наш дедушка, бывший последним из длинной череды раввинов в нашей семье, рассказывал ему, что семья когда-то прошла длинный путь из Германии в Польшу, а затем в Россию, но в Германию попала, как вы уже догадались, из Испании. Вот нам всем и информация к размышлению о генетической памяти и ее нападениях на ничего не подозревающих потомков.

Теперь, покончив с семейной историей и смешными дежа вю, пора переходить к Барселоне, большому прибрежному городу, крупнoму индустриальному и торговому центру, одному из самых населенных городов Европы. Все это так, но мы, туристы, любим Барселону не за это.

Не знаю, с чем у людей ассоциировалось название Барселоны в 19 веке, но сейчас в переполненных головах туристов Барселона и Гауди безусловно лежат на одной полочке.

В реальности, Барселона –– это гораздо больше, чем Гауди, но Гауди безусловно заслужил на этой полочке почетное место. Одинокий человек, элегантный в молодости, но затем опустившийся, недружелюбный с незнакомыми, Гауди жил только работой. Известно только одно его увлечение женщиной, но она не ответила ему взаимностью. Он был Каталонским националистом, но в политике не участвовал.

Гауди был и остался набожным католиком, и в 1926 году, направляясь, как он делал ежедневно, в церковь, попал под трамвай. В то время он выглядел настолько неопрятно, что извозчики отказывались везти его в больницу. Доставленный, в конце концов, в больницу для бедных, он получил там минимальную медицинскую помощь, и умер в возрасте 73 лет, не завершив свой самый знаменитый проект –– храм Святого Семейства (Sagrada Família). Незадолго до смерти его опознали, но врачи уже ничем не могли ему помочь. Были пышные похороны, и Гауди был похоронен в крипте своего незавершенного храма.

Интересно, что существует движение за беатификацию Гауди с последующим причислением к лику святых. Если это произойдет, у архитекторов наконец–то появится свой святой покровитель.

Семь строений Гауди были внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. При этом, независимо от того, нравятся ли вам его творения или нет, вы в любом случае в хорошей компании: Сальвадор Дали высоко ценил работы Гауди, а Пикассо их просто ненавидел. С первого взгляда я, не зная этого, приняла сторону Дали, и теперь могу честно утверждать, что нам с Дали Гауди нравится.

Давайте мы начнем с базилики Святого Семейства, строительство которой началось в 1882 году и все еще не закончено, и чьи фотографии я уже усердно начала размещать. Достроенный, храм станет самой высокой церковью в мире. Интересно, что глубоко религиозный архитектор считал, что созданное человеческими руками не должно быть выше созданного Богом, и поэтому ее высота будет 172,5 метров, на полметра ниже самого высокого холма Барселоны. Базилика была освящена папой Бенедиктом XVI в 2010 году, и теперь по воскресеньями и в праздничные дни там можно послушать мессу или, если вы католик, помолиться вместе с другими прихожанами.

Гауди вдохновлялся природой, избегал прямых линий, был безусловным новатором, и, естественно, его не любил не только Пикассо. Джордж Орвелл называл недостроенную церковь одним из самых уродливых зданий мира.

В 1936 году в церковь ворвались анархисты и подожгли все модели и чертежи Гауди. Новая гигантская звезда на башне Девы Марии, проект новой лестницы, все это до сих пор вызывает недовольство у многих жителей города.

Согласно обещаниям, увидеть базилику без строительных лесов и кранов мы наконец–то сможем в 2026 году, так что пометьте эту дату в своих календарях.

В 2022 году мы приехали в Испанию в июне, но стояла, по словам наших испанских друзей, совершенно августовская жара. В связи с этим, мне пришлось в Барселоне совершить два подвига, которыми я немало горжусь. О втором я напишу позднее, а первый был связан с Гауди, а точнее с парком Гуэль, который после 16 лет разлуки очень хотелось посетить еще раз. Нормальным людям подвиг для этого не требуется: вы доходите до входа, который выглядит вот так. Потом вы гуляете по парку и потихоньку, довольные и веселые, взбираетесь вверх.

Мы, как не ищущие легких путей, пошли по соседней улице, и в результате в сорокоградусную жару взяли такой подъем, что мой язык после этого еще полчаса лежал на плече, а мой гораздо более спортивный муж сказал все знакомые ему русские слова, которых он знает немало.

Теперь, когда я навсегда предохранила вас от этой ошибки, я могу сказать, что парк замечательный, и ползти наверх стоило.

Парк Гуэль задумывался не как парк, а как новый фешенебельный район Барселоны, удаленный от городского шума и суеты. Задумка принадлежала бизнесмену и меценату, которого звали Эумеби Гуэль, и в честь которого этот парк назван. Проект прогорел, богатенькие переезжать сюда не стремились, и наследники Гуэля продали его городским властям Барселоны.

Чего только в этом парке нет. Здесь находится самая длинная скамья в мире. Все скамьи в парке эргономичны, и сидеть на них очень удобно.

Тут живет знаменитая саламандра Гауди, маленькие копии которой вы увидите во всех туристских магазинах Барселоны.

Говорят, что знаменитые пряничные домики у входа украшены галлюциногенными грибами, но тут я точно не эксперт, и не могу этого ни подтвердить, ни опровергнуть.

Там есть Зал Ста Колонн, в котором их на самом деле 86. Тут есть и дом, в котором почти 20 лет прожил сам Гауди. Парадоксально, но именно этот дом построил не сам Гауди, а его помощник.

Похоже, что Гауди был также отцом ресайклинга в искусстве. В парк Гуэль свозились пустые бутылки, битая посуда, бракованная керамика, и все это использовалось архитектором, и использовалось замечательно.

Полезно знать, что городские власти ограничили число одновременных посетителей парка, поэтому билеты туда, как и в храм Святого Семейства, стоит забронировать заранее.

Дома Гауди в Барселоне все необычные, все интересные, на все стоит посмотреть.

 
 
 
 

Давайте сначала, нарушая хронологический порядок, поговорим о знаменитом доме Мила, последнем заказе, выполненном Гауди. Мила заказывал необычный жилой доходный дом, и получил его. Надо сказать, что барселонцы сначала не оценили здание и дали ему довольно уничижительное название Ла Педрера, что означает “каменоломня». Название прижилось, но это не помешало Ла Педрере войти в список ЮНЕСКО и стать одним из самых почитаемых и посещаемых зданий Барселоны.

Посетите его, посмотрите квартиру на последнем этаже, чердак, и обязательно поднимитесь на крышу. Обратите там внимание на прелестные дымоходы, которые называют “садом воинов”. Вы приобщитесь к миллиону ежегодных посетителей Ла Педреры и, я надеюсь, не пожалеете об этом.

Давайте теперь кратко упомянем еще один дом Гауди, расположенный очень близко от Ла Педреры. Этот дом называется Дом Бальо и назван так в честь своего второго владельца. Интересно, что первоначально дом был построен профессором, который учил Гауди в архитектурной школе.

 
 

Купивший дом Бальо был недоволен дизайном, нанял Гауди и предложил ему этот дом снести.

Гауди отказался и перестроил дом, уделяя внимание, как обычно, всем деталям, включая мебель. Интересно, что в дом, законченный в 1906 году, был встроен деревянный лифт, который работает до сих пор.

Этот дом в каком-то смысле является гигантской скульптурой, посвященной легендарной битве святого покровителя Каталонии Святого Георгия с драконом. Это особенно видно по крыше, которая представляет собой дракона, а слева мы видим «Аскалон», меч Святого Георгия, который вонзается в спину дракона.

Отдав должное Гауди, я не могу не упомянуть еще одного замечательного каталонского архитектора ХIX–XX вв. Его имя –– Льюис Доменек–и–Монтанер, и девять его шедевров украшают Барселону.

Я расскажу об одном из них –– это Дворец каталонской музыки, выстроенный в стиле каталонского модерна.

Сегодня это действующий концертный зал, вмещающий 2200 зрителей.

Это также единственный концертный зал Европы с естественным освещением.

Он, вместе с построенной Монтанером Больницей Святого Креста и Святого Павла, вошел в список ЮНЕСКО в 1997 году, раньше многих творений Гауди, и является единственным концертным залом в этом списке.

Там выступают прекрасные музыканты, и акустика в зале превосходная. Мы были там на концерте в 2006 году, так что я могу вас в этом заверить.

Если вы не сможете или не захотите попасть туда на концерт, в здании есть касса, где можно просто купить билеты и посмотреть его изнутри.

Мне это здание показалось сумбурным и потрясающим, необычным и очень–очень интересным.

Находится Дворец каталонской музыки в Готическом квартале, к которому я обязательно должна вернуться. Я уже писала о том, как я когда–то бродила часами по его узким извилистым улицам. На этот раз, помимо наших личных брожений и шатаний по булыжным мостовым квартала, нам удалось провести там очень необычный вечер с нашим замечательным другом по имени Хуан Энрике, профессором, уроженцем Барселоны, знающим в ней каждый закоулок.

Ни одно описание готического квартала Барселоны не может обойтись без её кафедрального собора, который носит имя святой Евлалии, мощи которой находятся в крипте собора. Святая Евлалия, покровительница Барселоны, была 13–летней убежденной христианкой, замученной римлянами во времена императора Диоклетиана.

В ее честь в клуатре собора по сей день живут 13 гусей. Согласно легенде, пока они там и их ровно 13, Барселоне ничего не грозит. В соборе находится самый старый в Барселоне стул –– это кафедра архиепископа Барселоны. Когда–то от этого собора шел мост в королевский дворец, где Изабелла и Фердинанд принимали вернувшегося из Америки Колумба.

 
 

В соборе ещё очень много интересного; в него стоит зайти, о нем можно прочитать. Но в этот вечер, едва приблизившись к собору, мы сразу же наткнулись на очень необычное зрелище.

Как оказалось, в этот день был праздник Тела Христова, а по старинной традиции в этот день в Готическом квартале проходит невероятно красочное зрелище –– Парад Гигантов.

Куклы–гиганты изображают мифических чудовищ, зверей, королей и королев, крестьян и героев фольклора.

Традиционно для украшения кукол употреблялись самые роскошные ткани, и модницы Барселоны по их одеждам выверяли свой гардероб.

Их рост достигает 6 метров, и каждую куклу сопровождает команда помощников и членов их семей, музыканты с традиционными каталанскими музыкальными инструмента, и, конечно же, папарацци вроде меня.

На этом чудеса не закончились, и Хуан Энрике повел нас в клуатр Кафедрального собора, где мы увидели украшенный цветами фонтан, а на струе фонтана «танцуюшее яйцо» –– еще одна связанная с этом праздником красочная традиция Барселоны.

После этого настоящая религиозная процессия показалась менее красочной и вызвала у нас меньше энтузиазма, и мы отправились вглубь квартала за другими чудесами.

Следующим чудом, о котором я не подозревала, оказались развалины римского Храма Августа, а точнее, четыре коринфские колонны, которые являются самым древним памятником римской эпохи в Барселоне и были возведены за 100 лет до нашей эры. Они изначально принадлежали языческому храму римской колонии Барсино, давшей название Барселоне.

Так уж в Готическом квартале и в истории Барселоны все перемешано, что посетив католический собор и языческий храм, мы, предводительствуемые нашим совсем нееврейским другом, вышли в Еврейский квартал (Эль Каль или Каль).

Еврейский квартал в Барселоне является по сути очень грустным местом. Здесь подтвердился классический закон еврейской истории в Европе — там где евреям очень хорошо, там потом становится очень плохо.

Еврейская община в Барселоне имеет очень древнюю историю и породила немало выдающихся врачей, философов и экономистов. Как обычно, это евреям не помогло.

Вполне процветающая община существовала с 4-го вплоть до конца 14-го века, и практически закончила своё существование после жестокого погрома. По разным оценкам было убито от трёхсот до тысячи евреев, включая стариков, женщин и детей. Это произошло за 100 лет до начала инквизиции, в день святого Доминика. В его честь была переименована центральная улица Каля, ранее называвшаяся улицей Синагоги, над входом в эту синагогу повесили икону с изображением св. Доминика, все благопристойно и радует глаз. Выжившие евреи либо от страха перешли в христианство, либо бежали. Оставшиеся были изгнаны из всей Испании Изабеллой и Фердинандом, и на этом история испанского еврейства на многие века закончилась.

В 30-х годах прошлого века в Испанию побежали еврейские беженцы из Европы. В послевоенные годы туда прибыли евреи латиноамериканские, община выросла. Однако до шестидесятых годов в Каталонии во время празднования Страстной недели было обычным делом радостно изображать резню евреев, а Ватикан пресек это дело только в 1965 году.

Уже на нашей памяти улицу Святого Доминика переименовали в честь Саломона Бен Адрета — раввина еврейской общины Барселоны в один из периодов ее процветания. В 2015 году в Кале в доме еврейского ткача открылся небольшой еврейский музей.

В Барселоне живут сегодня около 3500 евреев, и, конечно, в ней есть сефардская и ашкеназская синагоги, есть Хабад, а всего, как нам сказали в еврейском музее, синагог 6. Дипломатические отношения с Израилем Испания установила только в 1986 году. Однако отношения эти с каждым годом улучшаются, и в еврейской общине Барселоны сегодня есть и израильтяне.

Вместе с нашим испанским другом мы зашли в Еврейский музей. Недалеко от него находится восстановленная Старая синагога, одна из старейших синагог Европы, которая с 2002 года тоже является музеем.

Раз уж я упомянула нашего испанского друга, я должна сказать, что такого гостеприимства, которое я видела в Испании, я не видела нигде. У нас много друзей в разных странах мира, я бесконечно благодарна своим вьетнамским, израильским и прочим друзьям за их доброту, внимание и гостеприимство, я сама принимала огромное количество друзей и не только друзей в своем доме, но испанское гостеприимство и в Барселоне, и в Элче, о котором я надеюсь вскоре написать, я могу сравнить только с грузинским. Это было потрясающе, и единственным минусом в моих глазах было невероятно позднее время обеда.

Давайте я приплету сюда еще одно воспоминание. Когда-то мы, вскоре после приезда в Америку, прилетели в Чили. Это была наша первая испаноязычная страна, языка мы не знали, американского и никакого другого гражданства у нас не было, летали мы со специальными документами беженцев, и были, похоже, первыми склонными к приключениям беженцами, приземлившимися на чилийской земле. Нас тут же задержали (мой муж считает, что арестовали), поместили в отдельную комнату и долго не могли понять, с какими это документами мы пытались проникнуть в их страну. Это было некоторым шоком, но все закончилось благополучно, и когда, выпущенные наконец-то на свободу в Сантьяго, мы решили пообедать, мы испытали повторный, уже культурный шок. Не говоря о нашей полной неспособности прочесть меню и о том, что обед мы заказывали, просто тыкая в него наугад пальцами, мы были ошеломлены тем, что в большом, красивом зале мы были одни. Это длилось очень долго, с восьми вечера до девяти, и муж решил, что мы выбрали самый непопулярный ресторан в Сантьяго, а я предположила, что мы пришли слишком поздно. Ошиблись оба: первые посетители появились, когда мы ели десерт, а к десяти вечера ресторан был полностью заполнен, и нашего столика ждали голодные.

С тех пор очень многое изменилось. Читать меню нам уже легко. Если в магазине или ресторане не знают английского, я перехожу на свой небольшой итальянский, и обе стороны остаются довольными друг другом. И главное, если нас приглашают на ужин, теперь мы твердо знаем, что он в лучшем случае начнется после девяти вечера, а закончится к полуночи.

Именно так мы и провели все свои вечера в Барселоне, ужиная у друзей или с друзьями, и каждый раз ужин начинался в 10 вечера, а в гостиницу мы попадали к часу ночи, и я в постель не ложилась, а падала, потому что мои уставшие ноги меня уже отказывались держать.

Друзья также сводили нас на фламенко. Это было мое третье фламенко шоу в Испании и также худшее, нам больше повезло с танцорами и в Севилье, и в Мадриде, но гитарист и певец были хороши, и я хлопала и радовалась вместе со всеми.

Барселона увешена разными флагами. Один из них было легко узнать: на мэрии и на некоторых балконах висели флаги и плакаты, поддерживающие Украину.

Флаги Испании, Каталонии и Барселоны нам показал наш друг, и он же обратил наше внимание на периодически появляющийся, обычно не такой большой флаг Каталонии, но с синей треугольной врезкой, на которой красуется белая пятиконечная звезда.

Оказалось, что это так называемая синяя Эстелада –– флаг каталонских сепаратистов. Существует также и красная Эстелада, созданная Социалистической партией с марксистской идеологией. Вы, конечно, угадали, что у этих звезда на треугольнике, естественно, красная, а вот фон угадать трудно, остался желтый. Интересно, что Эстеладу мы видели в основном в рабочих районах, где этот флаг свисал чуть ли не со всех балконов.

Движение за отделение Каталонии и создание независимого государства, как показали все референдумы, имеет поддержку большинства населения, но сами референдумы международным стандартам не соответствовали. Недавно в деле сепаратистов обнаружился русский след, а именно, связь с русскими спецслужбами. Ну то, что наш пострел везде поспел уже никого не удивляет, но на сепаратистов, это, безусловно, бросает тень. Короче, как мне показалось, карта Западной Европы в самом ближайшем времени не изменится, а что будет в дальнейшем не знает никто.

Поскольку это был наш второй визит в Барселону, и о городе мы уже знали немало, мы решили посвятить один день какой–нибудь загородной поездке. Поразмыслив о разных вариантах, мы остановились на горе Монсеррат с расположенным на ней старинным одноименным монастырем.

Мы очень спешили на ужин с нашими испанцами и попросили консьержа что–нибудь для нас забронировать. Похоже, что мы еще выглядим ого–го, поскольку, не задавая нам никаких вопросов, для нас был забронирован поход в горы (hiking trip), включающий в себя также посещение монастыря. Мы примчались рано утром к месту сбора. Меня удивила молодость группы, но наши ваучеры я развернула только в автобусе, развернула и сказала «Ой».

Ой не ой, но деваться было некуда, вспомнила я свою золотую молодость, закусила губу и пошла совершать свой второй барселонский подвиг. На мое счастье, на вершину мы поднимались на фуникулере, а в поход шли вниз с горы. На мне были совершенно неподходящие туфли на кожаной подошве, они скользили, но я вспомнила фразу своего покойного брата и по совместительству руководителя всех моих серьезных горных походов. Каждый раз, когда мы брали очередной перевал, он говорил «Вниз не вверх», и мы шли вниз. Проговорив про себя эту фразу, я решила не спускаться вниз на фуникулере, а поучаствовать, и потом была этому очень рада.

Давайте я сразу отчитаюсь, что с горы я слезла не последней, за мной ползли еще двое, и я, учитывая недавнюю болезнь, непригодные туфли и жару, этим немало гордилась.

Имя священной горы Монсеррат переводится с каталонского как «разрезанная» или «зубчатая» гора. Находится она в 50 км от Барселоны, примерно на полпути от Барселоны к Пиренеям. Гора невысокая, высота ее всего 1236 м., но настолько необычная, с такими причудливыми скалами, что местные жители придумали многим из них названия.

Например, вот эту в центре называют «Голова слона», и я с ними согласна. А вот эту слева я тут же про себя окрестила обезьяной, и была очень удивлена, что это, оказывается, «Беременная».

Священной гора Монсеррат называется не из–за её необычных скал, а потому что в девятом веке в пещере на горе нашли спрятанную там статую так называемой Чёрной Девы Монсерратской. По легенде, её туда спрятали в восьмом веке во время нашествия сарацинов. Рядом с этим местом построили маленькую часовню, которая видна на этом снимке.

Лик Мадонны не всегда был чёрным; исследователи считают, что дерево или покрывающий его лак просто со временем почернели. Пишут, что ее создали в Иерусалиме еще в период зарождения христианства.

В середине 19 века папа Лев VIII объявил ее святой покровительницей Барселоны. Монсеррат является самым распространенным женским именем Каталонии. Статуе приписывают многочисленные чудеса, и посмотреть на неё тянутся не только туристы, но и паломники.

Но, оказывается, самым знаменитым поклонником статуи был основатель Ордена иезуитов Игнатий Лойола. Именно после встречи с Черной мадонной, Лойола повесил возле нее свою шпагу, снял свои начищенные доспехи, облачился в рубище и направился на поиски истины.

При всей своей мистической связи с иезуитами, монастырь, построенный на горе, не иезуитский, а бенедиктинский. Он много раз был разрушен и многократно перестраивался. При монастыре с 13 века находится первая в Европе музыкальная школа для мальчиков. Хор этой школы –– это самый старый хор мальчиков в Европе, имеющий сегодня всемирную известность.

В целом я была довольна этой загородной поездкой, довольна красотой горы и красотой монастыря, а также тем, что я там сходила в ещё один свой, пусть небольшой, но горный поход. «Дай Бог, чтоб не был он последний».

Конечно, Барселона – это гораздо больше чем то, что я описала. Это очень живой, очень активный город, улицы которого заполнены веселыми и шумными толпами.

 
 
 
 
 
 
 

Здесь есть замечательная пешеходная Рамбла, начинающаяся от площади Каталонии. Есть улицы, на которых расположены самые изысканные магазины.

Есть очень необычные современные здания.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

В Барселоне есть порт и пляж. Здесь живут люди.

Здесь есть невероятно красочные рынки.

Здесь живут люди. Однако, я на этом остановлюсь.

Ну и напоследок, как обычно, непрошеный совет. Я не большая поклонница того горячего шоколада, который я пробовала всю мою жизнь. Поэтому когда Хуан Энрике предложил нам выпить горячий шоколад в Готическом квартале, я радость изобразила, но не почувствовала. Как же я ошибалась! Это был замечательный напиток: не слишком сладкий, такой густой, что, по–моему, в нем ложка могла стоять вертикально, ароматный, не какао, а настоящий горячий шоколад. Место я не запомнила, а при попытке повторить этот опыт уже без нашего проводника мы потерпели некоторое фиаско –– шоколад был густой, хороший, но, увы, до того первого не дотягивал. И все же, я бы сказала, дерзайте, а вдруг найдёте те самые, знаменитые места.

И еще один напиток, особенно если вам жарко и вы склонны пробовать новое. Называется он орчата (в меню будет записан как orxata по– каталонски или horchata по–испански). Родом он из Валенсии и очень похож на налитое в высокие стаканы молоко, но к молоку не имеет ни малейшего отношения. Готовят орчату из чуфы, орешков, а точнее, маленьких клубней так называемого земляного ореха. Если вы знали растение чуфа, я вас искренне поздравляю. Я его не знала, и таким невеждам, как я, советую найти фотографии на просторах интернета.

Если, поглядев на эти фотографии, вы сочтете орчату недостаточно аристократическим напитком, я вынуждена буду вас разочаровать: говорят, что это любимый напиток испанских королей.

Хороших и вкусных вам путешествий и приключений!

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Мара Мордухович, Энн Арбор, 2022
Copyright @ Margaret Mordukhovich, www.maratravelblog.com

2 комментария

  1. Galina Landres
    Июл 27, 2022

    Как всегда, эти путевые записки на высоте. Прекрасное, увлекательное, интересное и красочно-сочное описание. Захотелось там снова побывать и насладиться после твоих, Марочка чудесных записок. Спасибо!!!

  2. Michael
    Июл 29, 2022

    Дорогая Мара! Огромное спасибо за давно ожидаемый рассказ о прекрасной и интересной Каталонии! Как всегда, написано очень интересно, умно, мудро, иногда узнаваемо! Великолепен не только текст, но и фотографии. Поздравляю еще с одним творческим шедевром!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright© maratravelblog.com