ФОЛКЛЕНДСКИЕ ОСТРОВА

ФОЛКЛЕНДСКИЕ ОСТРОВА

  В своих странствиях мне несколько раз удалось посетить такие отдаленные места, куда нормальные люди не рвутся, причем кое-где я побывала даже дважды. После второго раза мне о них легче писать, видимо, мои впечатления должны как-то устояться и мне надо их выверить последующим визитом. Вкусы у всех разные, но я рада, что дважды побывала на Фолклендских островах, и хочу поделиться с вами узнанным и увиденным.     Фолклендские острова были открыты сначала английскими мореплавателями в 1690 году, а затем, на 4 года позднее, французскими. Именно французы назвали их Мальвинами, и они так до сих пор и обозначены на аргентинских картах. Аргентина их не открывала и, насколько мне известно, всерьез не населяла, но считает их своими территориями. Тем не менее, с 1832 года острова принадлежали и до сих пор принадлежат Великобритании.   Мои читатели должны помнить вооруженный конфликт 1982 года, когда Аргентина высадила на острова свой десант, заставив капитулировать маленький британский гарнизон.     В начале восьмидесятых в Аргентине у власти находилась военная хунта. Экономическая ситуация была в это время неважная, и стоящий у руля генерал-лейтенант аргентинской армии Леопольдо Гальтиери решил поступить по знакомому всем образцу: укрепить свою популярность проведением войны, войны быстрой и, конечно, победоносной. Британия сократила к тому времени свое военное присутствие в регионе, убрала оттуда авианосцы, чем генерал и воспользовался.   Генералу не повезло — премьер-министром Великобритании в то время была железная леди, решительная Маргарет Тэтчер. Она послала туда военные корабли и острова отвоевала.     В марте 2013 года на Фолклендах провели референдум. На референдуме 99,8 % жителей проголосовали за то, чтобы острова остались Британской заморской территорией. Однако Аргентина не сдалась; она подала петицию в ООН, она не оставила своих территориальных притязаний, и мы еще не раз услышим об этих островах.     На аргентинских картах острова по-прежнему называются Мальвинскими и обозначены как аргентинская территория. Эта карта из Энциклопедии Британника, и по ней видно, что Аргентина также претендует на часть Антарктиды. Недавно они послали одну из своих подданных рожать на своей полярной станции, так что у них у единственных есть теперь родившийся в Антартиде гражданин. Трепещите, пингвины, ждите вторжения.     Маргарет Тэтчер на островах очень популярна. В витринах выставлены книги о ней, есть улица, названная ее именем, ее бюст установлен на центральной улице города.     Это не мой конфликт, и у меня нет желания в него глубоко вникать, но, побывав на Фолклендах, понимаешь, почему их немногочисленные (их немногим более трех тысяч) обитатели так сопротивляются даже переговорам Англии с Аргентиной по этому поводу. На сегодняшний день (как и все предыдущие 180 лет) это земля британская, населяют ее суровые и обветренные бритты, и даже телефонные будки у них абсолютно английские.     Когда-то обитатели островов занимались китобойным промыслом, били тюленей. Сегодня китов не бьют, ими и тюленями любуются, и жители островом зарабатывают себе на жизнь иначе. Несмотря на климат, эти острова экономически самодостаточны. Основные отрасли экономики -¬- коммерческая ловля рыбы, сельское хозяйство и туризм. Развивается добыча нефти. Похоже, что последняя сильно стимулирует аргентинский интерес к таким маленьким и отдаленным от суши островам.   Фолклендцы являются полноправными британскими гражданами и большими патриотами Британии. Это звучит цинично, но в определенном смысле война пошла им на пользу. Только после войны жители островов получили полноценное британское гражданство, у них много льгот, чисто экономических и не только. Их дети бесплатно учатся в Великобритании, и многие возвращаются обратно.     В память о погибших на войне в столице воздвигнут огромный мемориал. На памятнике написано: «In Memory of Those Who Liberated Us», «В память о тех, кто нас освободил». 255 погибших британских моряков и солдат перечислены поименно.   Это был не первый пример войны, когда с двух сторон сражались и погибали люди одной и той же западной культуры, которым, в общем-то, нечего делить, и которые этот клочок земли в океане не сразу найдут на карте.   Я случайно наткнулась в интернете на историю, прекрасно иллюстрирующую эту мысль. К тому же это история о том, как молитва в полном смысле слова спасла человека, как же ее тут не привести. Англичане наступали, был жуткий обстрел, и аргентинский солдат от ужаса прикрыл глаза под бомбежкой в окопе, а открыв, увидев наставленное на себя дуло винтовки в руках британского солдата и понял, что сейчас умрет. Он начал говорить молитву, которую произносят перед смертью, британец закончил молитву за него и не убил, а взял его в плен. Одна культура, одна религия…   На острове есть кладбище, где похоронены погибщие аргентинские солдаты, всего погибших было 699. 1000 молодых жизней утрачено из-за генеральских амбиций, в 1000 семей пришло горе. Особой симпатии к стране Аргентине местные жители, по-моему, не испытывают. Аргентинцы там есть, их немного, и их никто не дискриминирует и не преследует.     В 2010 году минные поля нельзя было не заметить. Отступившие аргентинцы...

Прочитайте больше

Берлин

Берлин

В Берлине я провела месяц летом 2009-го, знаю его хорошо, писала о нём. В эту поездку на Берлин пришлось четыре дня. В первый день нас встретил в аэропорту наш друг и Борин коллега, очень приятный человек, номер два в моей немецкой коллекции, немец с французским именем и фамилией. Фамилия не случайна — предки Рене были французские гугеноты, изгнанные из Франции и перебравшиеся, как и многие другие, в Пруссию и Бранденбург ещё в 17-ом веке. Рене гордится своим наследием, и не случайно привёз нас из аэропорта на пустынную в воскресное утро площадь Жандарменмаркт. Это одна из самых красивых площадей Берлина, с концертным залом, который обрамляют слева и справа Немецкий и Французский соборы.   Заполненная туристами площадь, которую я запомнила в жаркий июльский день 3 года тому назад, очень отличалась от пустынной площади, которую я разглядывала прохладным утром, сидя в маленьком уличном кафе и попивая капуччино. Наверно, характер города невозможно понять, проносясь по нему лихим туристским галопам. По городам надо ходить медленно, в разное время дня и года, т.е., чтобы их понять, в них надо пожить. Когда Боря и Рене обсудили все математические проблемы, одолевавшие их в это прекрасное утро, мы поехали за город, но по пути остановились посмотреть на остатки Берлинской стены, где я пофотографировала очень интересные граффити.       На обратном пути из Потсдама мы с моей спутницей проторчали три часа в пробке, на шоссе перевернулся огромный грузовой фургон. Пробка есть пробка, но на меня произвели впечатление вежливость и дисциплини- рованность водителей. Все уступали всем место, никто не гудел, никто не проявлял агрессивность. Воистину, немецкий национальный характер был и остаётся для меня...

Прочитайте больше

Copyright© maratravelblog.com