АФРИКАНСКОЕ САФАРИ

 

1. ЮЖНАЯ АФРИКА

В 2001 году мы с мужем полетели в Южную Африку. Мы увидели богатейшую страну, которая никак не могла прийти в себя после падения апартеида. Мандела уже не был у руля. Страна была во власти коррумпированных политиков. Преступность зашкаливала. В то время Южная Африка занимала не столь почетное первое место по числу детских убийств и изнасилований, в том числе детских.

В стране в то время существовало дикое поверие, что, переспав с девственницей, можно излечиться от СПИДа, поэтому варвары насиловали грудных младенцев, чтобы уж наверняка.
 

 
Типичный дом был окружен проволокой под током.

В городе Дурбане нам запретили выходить из гостиницы. Мой муж, любитель острых ощущений, не поверил и пошел объясняться с портье. Портье сказал, что вон в ту сторону ни в коем случае ни одного шага, а вот в эту, так и быть, можете дойти до угла. Мы дошли и вернулись живыми, нам повезло.
 

 
Все гостиницы имели вооруженную охрану, а гостиница в Йоханнесбурге была еще и окружена рвом. Кейптаун был единственным городом, где нам разрешили погулять до сумерек. При первых же знаках подступавшего вечера улицы опустели, не только туристы, но и местное население поспешило домой.
 

 
Я не за апартеид, я очень против, но я считаю, что любую систему надо ломать с умом. В своих странствиях по миру я немало насмотрелась на подтверждения тому, куда зачастую ведут благие намерения, и каким адом они оборачиваются не только для поработителей, но и для порабощенных.
 

 
Выезжая из больших городов, мы попадали в другой мир. До этого я не подозревала, что во мне живет азартный охотник.
 

 
Я высматривала в кустах зверей, снимала их своим маленьким фотоаппаратом и не испытывала ни малейшего страха, когда мы в своем открытом джипе подъехали вплотную к прайду львов. Нам объяснили, что в момент, когда ты выходишь из машины, ты становишься дичью, а на джипы они не реагируют, привыкли к ним, не ждут с этой стороны угрозы. Страшно было в городах, со львами было очень хорошо.
 

 
Я там навсегда полюбила жирафов, их странную походку и неуклюжую грацию.
 

 
Я поняла, что зебры невероятно фотогеничны, что слоны трогательно опекают своих слонят, что антилопы импалы и газели грациозны и трогательны.
 

 
Я узнала, что больше всего людей в Африке погибает не от крупных хищников, а от на вид медленных неповоротливых гиппопотамов. На самом деле они на суше могут развить скорость до 35 км в час, так что человеку убежать от них нереально. Любого встречного эти вегетарианцы нередко воспринимают как угрозу и убивают.
 

 
С хищниками тоже шутки плохи. В Национальном парке Крюгера нам рассказали о молодом и неопытном егере, который вышел из джипа покурить и присел под деревом. Все бы хорошо, но на дереве сидел незамеченный им леопард, который убил егеря то ли от голода, то ли защищая свою территорию.
 

 
Пожалуй, именно эта поездка научила меня внимательно всматриваться в зверей и птиц, восхищаться богатой фантазией Бога (или природы, если это вам больше нравиться), и добавила новое измерение к моей все еще живой любви к путешествиям.
 

 
Конечно, после Южной Африки я мечтала вернуться на сафари. Прошло 18 лет, и я поняла, что это надо делать сейчас, потом может быть поздно.

Давняя мечта осуществилась в июне 2019.
 
2. КЕНИЯ
 
 

 
Нашей первой остановкой в этой поездке была Кения. Давайте я начну с плохого, чтобы потом писать только о хорошем. Я ожидала плохих дорог в национальных парках, но наши гиды нас сразу предупредили, что дороги у них, как в названии известного кинофильма, «the good, the bad, and the ugly”.
 

 
Когда твоя машина лихо несется по «уродливой» дороге, ты с любовью и прощальной нежностью вспоминаешь о каждом своем маленьком позвонке и любимом суставчике. Люди выходили из машины с синяками — инфраструктура в стране явно не поспевает за растущим туризмом.
 

 
Страна в целом бедная, средний класс еще почти не существует. Бывшая английская колония Кения – это не Зимбабве, англичан оттуда не изгоняли и даже не притесняли. Некоторые из них по-прежнему живут в Найроби.
 

 
В стране 83% христиан и 11.2% мусульман, есть представители и других конфессий, и живут они в мире, все беды приходят из соседней Сомали. В стране было несколько зверских террористических атак, во всех были виновны сомалийские фундаменталисты. В результате правительство усилило меры безопасности. В аэропорт могут войти только пассажиры, и в столице Кении Найроби машину и пассажиров просвечивают и просматривают еще задолго до въезда в аэропорт, что отнюдь не мешает повторять эту процедуру с той же тщательностью еще раз уже в аэропорту. В торговый центр проходишь, как в самолет, потому что именно на один из таких центров была одна из самых кровавых атак. На севере страны была атака на университет, погибло много студентов.
 

 
Как и во всех остальных бывших африканских колониях, в Кении пышным цветом расцвела коррупция. Я заметила, что на дорогах нет полицейских. На мой вопрос гид ответил, что полицейские были настолько коррумпированы, что новый президент страны нашел радикальный способ борьбы с коррупцией и просто убрал их с дорог. В результате темпераментные водители несутся по жутким дорогам с безумной скоростью. На моих глазах маньяк водитель загнал на горной дороге небольшую машину в кювет. Через 20 метров кювета уже не было, а была только очень живописная пропасть.
 

 
Деньги идут в карманы политиков и государственных служащих, на школы их не хватает. Государственные школы очень плохие, частные очень дорогие. В Кении только 78 % людей старше 15 умеют читать и писать. Нашим гидам повезло, родители каждого из них сумели оплатить их образование в хороших школах и поэтому у них хорошо оплачиваемая работа.
 

 
Преступность существует в больших городах, в деревнях все спокойно.
 

 
Около 5 % населения болеют СПИДом. В Кении есть желтая лихорадка, есть малярия, есть всякие другие тропические болезни.
 

 
За исключением Найроби, мы всюду спали под противомоскитными сетками. Перед отъездом стоит пойти к специалисту и сделать нужные прививки.
 

 
Теперь в основном о хорошем. Я начну с людей. Самое приятное впечатление оставили кенийцы, причем не только те люди, которые за приветливость получают зарплату и чаевые. Нам дружелюбно махали на дорогах встреченные нами взрослые, а дети при виде нашей машины подпрыгивали от счастья и приветствовали нас с невиданным энтузиазмом.
 

 
Английский язык является официальным языком Кении наряду с суахили. Люди, хоть как-то связанные с туризмом, официанты в ресторанах, кассиры в магазинах, все говорят на хорошем английском. Все стараются помочь, благодарят за любую мелочь. Кошмар любого туриста – мы прилетели в Найроби ночью, и из-за ошибки какого-то клерка нас никто не встретил. Африка есть Африка, и мы не знали, безопасно ли брать такси. Увидев наши растерянные лица, к нам кинулись гиды других компаний, стали куда-то звонить, и через некоторое время за нами приехали и отвезли нас в наш отель.
 

 
В отелях великолепный и очень дружелюбный сервис. Еще одна приятная неожиданность – все туалеты, где наша машина останавливалась в пути, были чистыми и пробуждали у меня печальные, отнюдь не ностальгические воспоминания о туалетах в Китае и Индии, да и в Союзе тоже.
 

 
Погода меня удивила. Мне ни разу не привелось надеть привезенную с собой соломенную шляпу. Было приятно, прохладно, иногда холодно, сезон дождей только что кончился. Африка в смысле температуры казалась мне совсем не африканской.
 

 
Теперь о главном.
 

 
Многочисленные туристы со всех концов мира слетаются в Кению на сафари. Нас каждый день будили не позднее шести, а один день и в четыре утра, кормили завтраком и вывозили на раннюю фотоохоту.
 

 
Мы забирались с ногами на сидения, крыша была поднята; мы смотрели в даль, и дальше дело было за удачей.
 

 
Пейзаж перед нами был замечательный. Бесконечный горизонт, высокие травы, среди них одинокие деревья, иногда группы деревьев и куда ни глянь, взгляд находил какую-то жизнь: зебры, группы разных антилоп, газелей. Я видела в Африке разные пейзажи, но моей любовью осталась бесконечная саванна.
 

 
Моим любимым деревом стала зонтичная акация.
 

 
На этой фотографии под акацией позирует жираф.
 

 
Еще одно замечательное дерево –– это акация желтокорая. У нее действительно желтая кора, но это скучное название. Это дерево любит воду, где вода, там комары, где комары, там малярия, и наблюдательные англичане окрестили ее акацией лихорадки (fever acacia).
 

 
Мы попали в Кению сразу после окончания дождливого сезона и застали начало великой миграции, когда более миллиона антилоп гну покидают парк Серенгети в Танзании и перемещаются в заповедник Масаи Мара в Кении в поисках лучших пастбищ.
 

 
Путешествуют они вместе с зебрами, и эти разные виды животных замечательно сотрудничают между собой.
 

 
У зебр лучше память, они лучше запоминают опасные места, зато гну лучше находят воду. Зебры любят высокую траву, и, подъедая ее, оставляют за собой траву низкую, которую предпочитают антилопы гну.
 

 
Путешествие это опасное и кровавое. Им приходится переплывать кишащие крокодилами реки, за ними следуют хищники, львы, гепарды, леопарды и неизменные гиены. Их спасение в скорости и в больших количествах. Этой антилопе гну убежать не удалось, она стала сытным обедом.
 

 
Мы провели два незабываемых дня в Масаи Мара. Давайте я начну с антилоп, а затем перейду к животным покрупнее. На этом снимке антилопа топи, которая замечательно нам позировала.
 

 
Антилопу гну (wildebeest) наши местные гиды называли клоунами саванны. У них и вправду смешная нелепая борода, и они очень потешно бегают, выбрасывая ноги в разные стороны.
 

 
Их английское название пришло из голландского и на языке оригинала означает «дикий зверь», просто и мило. Название гну пришло из языка одного из местных племен.
 

 
В восточной поэзии возлюбленную часто сравнивали с газелью, и это очень удачное сравнение.
 

 
Газели грациозны, трогательны, уязвимы.
 

 
Красавицы импалы покрупнее, и рога у самцов имеют форму лиры.
 

 
На этом снимке крупный водяной козел (waterbuck).
 

 
У этих крепеньких ребят рога носят исключительно особи мужского пола.
 

 
А вот здесь вы видите маленькую трогательную антилопу-дукер (duiker).
 

 
Давайте перейдем к крупным вегетарианцам. Самые мои любимые – это жирафы.
 

 
Это самое высокое и самое длинношеее животное мира.
 

 
У них длинные стройные ноги моделей и плавная неспешная походка, а ноги они передвигают как верблюды, ни одно другое животное мира так не ходит.
 

 
Они возвышаются над деревьями саванны, их видно издалека, и как же они украшают собой пейзаж.
 

 
Слоны умны и обладают долгой памятью.
 

 
Слоны – кочевые животные, они кочуют большими группами, и возглавляет группу самка-матриарх, которая принимает все важные решения. Живут они в саванне до 60-70 лет, в неволе дотягивают до 80.
 

 
Чем старше слон, тем длиннее у него бивни. На взрослых слонов большие кошки не нападают, изредка случаются нападения носорогов и гиппопотамов, а вот на маленьких слонят нападают не только львы, леопарды и крокодилы, но иногда и противные гиены.
 

 
Половина молодняка погибает, не дожив то 15 лет, а потом смертность падает до 3 % и снова возрастает после 45 лет.
 

 
Пумбу из мюзикла помните? Он существует и носится по саванне в прекрасном настроении. В реальной жизни его зовут бородавочник или warthog.
 

 
Вообще-то эти ребятки вегетарианцы, но утащить немного мясного тоже не прочь. У них есть все – бородавки, бивни, а также симпатичные пятачки.
 

 
Вот она, гиена, сидит и ждет своего счастья.
 

 
Интересно, что в мире гиен все не как у людей – тестостерона в три раза больше у самок, и они гораздо мускулистее и агрессивнее особей мужского пола.
 

 
Африканские буйволы имеют, по-моему, туповатый и несколько неопрятный вид.
 

 
Их лучше не злить, особенно если они с детишками, самые крупные самцы могут весить килограмм так 600.
 

 
У буйволов абсолютно удивительная и долгая память, и зла они не прощают. Если кого-то из них когда-то ранил охотник, при следующей встрече они постараются его убить. Если кого-то из стада убил лев, они постараются превентивно убить не только его, но и его детенышей.
 

 

 
Мы видели в Кении очень интересных птиц. Одна из самых несуразных – это птица секретарь. Она смешная, потому что у нее голова орла, а ноги цапли, как будто ее составили из двух не совсем подходящих друг к другу частей. Это хищная и крупная птица, ее рост достигает 137 см.
 

 
На своих худых ногах эта птичка выхаживает десятки километров в день. Они, как и многие другие птицы, моногамны и заключают брачный союз на всю жизнь. Говорят, что название им дали остроумные британцы – их перья на голове напоминали им гусиные перья, которыми секретари в Англии писали и которые любили засовывать себе за ухо.
 

 
Встреченный нами страус был очень хорош собой. Это птица-рекордист, она не только самая крупная и самая быстрая птица, у нее еще и самые большие глаза из всех наземных существ. Кстати, голову в песок они вовсе не зарывают, говорят, что этот миф идет от римского историка Плиния.
 
 

 
Эта красавица по-английски называется sunbird, солнечная птица, а по-русски нектарница, по-английски красочнее.
 

 
На озере Элментэйта, в Великой Рифтовой долине, живут более 400 видов птиц. Розовый налет на воде — этп фламинго, их там тысячи.
 

 
Они грациозны, нарядны, хороши собой до умопомрачения.
 

 
На берегу гуляют аисты.
 

 
С фламинго вполне сосуществуют пеликаны.
 

 
Пеликаны взлетают, бродят по берегу цапли, рай для любителей птиц.
 

 
И вот, наконец-то, мы переходим к большим кошкам. Кстати, по-моему, у этих двух любовь.
 

 
Начнем с самой маленькой из больших кошек – с гепардов (cheetah), самых быстрых наземных животных.
 

 
Они настолько быстры, что на поимку намеченной жертвы у них уходит 20 секунд. Гепарды, в отличие от львов и леопардов, охотятся днем. Они не умеют карабкаться по деревьям и не умеют рычать, бедняги умеют только мурлыкать.
 

 
Однако не стоит умиляться и почесывать их за ушком, это опасные хищники.
 

 
Мы подсмотрели кровавую сцену – пятеро братьев после удачной утренней охоты пожирали бедную антилопу гну. Едят они быстро и всегда уступают свою пищу львам, леопардам и даже гиенам, чтобы избежать драки. Из их потомства в младенчестве погибает 90 %, и само существование этих красавцев сейчас находится под угрозой.
 

 
Теперь о львах. Угадайте, кто лучше охотится, огромные львы или их дамы. Правильно, угадали, конечно же дамы.
 

 
Этот образ молодого льва в высокой траве долго стоял у меня перед глазами. Были в нем сила и покой.
 

 
Львица с детками забралась на обломок дерева.
 

 
До свидания, молодые львы. или прощайте?
 

 
Если по-честному, этого носорога я снимала в Южной Африке, но с него я хочу начать снимки не самых симпатичных, но весьма экзотических животных.
 

 
В реке Мара у берега лежали крокодилы.
 

 
Относительно названия реки, я была тронута гостеприимством кенийцев, очень многое, в том числе наш отель, было названо в мою честь. Ну зачем же вы так, мне даже неловко.
 

 
В воде отдыхали от тяжких трудов огромные гиппопотамы. Иногда они приподнимали головы, и видны были их маленькие поросячьи глазки. Их покой обманчив, как я уже писала, это самое опасное животное Африки.
 

 
В Кении официально разрешена полигамия. Ее активно практикуют не только мусульмане, но и отдельные племена. Мы побывали в деревне, где живут представители одного из таких племен – масаи. Это самое традиционное племя в Кении. Они монотеисты, но, хотя среди них есть христиане, многие молятся своему богу. К смерти масаи относятся буднично. Мертвых не хоронят, а их тела просто выбрасывают на съедение стервятникам и другим пожирателям трупов. Если труп не едят, это плохо говорит о покойном, поэтому для верности тела обмазывают чем-нибудь вкусненьким.
 

 
Масаи не охотятся на диких зверей, не занимаются земледелием, они скотоводы. В общине царит патриархат, все решают старейшины племени. Богатство мужчины измеряется количеством принадлежащих ему коров, и, поскольку за жену надо платить выкуп, количество жен прямо пропорционально количеству коров у данного представителя племени.
 

 
Племя это полукочевое, и им разрешено без виз перегонять стада из Кении в Танзанию и обратно.
 

 
Живут они на природе, часто возле национальных парков или даже в них, и носят красные одежды во многом из соображений безопасности – красный цвет отпугивает диких зверей.
 

 
Так масаи добывают огонь, по крайней мере для нас.
 

 
Эти хижины построены женщинами, на строительство каждой уходит 4 месяца, и лет 5 такой домик может простоять. В каждом из них живет женщина и ее дети, а муж, если он имеет несколько жен, кочует от жены к жене. Женщины здесь труженицы, мы их видели переносящими на голове воду и огромные тюки.
 

 
Пока мужчины для нас танцевали, женщины этой деревни пасли скот и собирали хворост.
 

 
Нас пригласили внутрь в одну из хижин. В ней нет окон, внутри готовят на открытом огне, поэтому даже в прохладный день в доме было нестерпимо жарко и дымно. В домике были три крошечные комнаты, каждая размером с небольшой шкаф – спальня родителей, спальня детей и гостевая комната. В типичном доме таких комнат одна или две.
 

 
Родители выбирают, кого из детей послать в школу, а кто в школу не пойдет никогда, а будет помогать родителям.
 

 
Нашу экскурсию по деревне проводил местный учитель. Он хорош собою, в школу ходил, у него отличный английский и мягкие, достойные манеры. Он надеется найти работу и уехать в большую жизнь. Сделать это непросто – в стране очень высокая безработица. Если ему это удастся, он будет содержать свою семью, и также помогать своим менее удачливым родственникам.
 

 
Я не буду писать о Найроби. Это большой город, в метрополии живут 6.5 миллионов. В Найроби есть очень богатые районы (наши гиды шутили, что там живут политики), но в основном люди живут очень бедно и вдобавок сталкиваются ежедневно со всеми проблемами больших городов – преступностью, дороговизной жилья и дикими пробками на дорогах. Найроби находится на высоте 1700 метров над уровнем моря. Собственно, вся наша поездка проходила на высоте вплоть до 2,500 метров, и вечером и утром было холодно, ночи были зябкими, так что в это время года берите с собой парочку свитеров, не пожалеете.
 

 
В Найроби есть небоскребы, есть музеи. Но в целом там удобно провести первую и последнюю ночи в Кении, чудеса находятся не там, они ждут вас в саванне, в долинах, джунглях и возле озер Кении.
 
3. ТАНЗАНИЯ
 

Из Найроби мы перелетали в Танзанию, в аэропорт Килиманджаро. Гора Килиманджаро была совсем рядом, но, как сказал наш гид, она гора застенчивая, и личико свое нам так и не показала.

У этих двух стран очень много общего – коррумпированные политики, высокая безработица, официальные языки, нормальные отношения между племенами и людьми разных конфессий.

Мне показалось, что там менее серьезно относятся к угрозе терроризма (на их территории террористических атак не было, с Сомали они не граничат), но более серьезно к риску эпидемий. Прежде чем нас пустили в здание аэропорта, у нас измерили температуру, а в аэропорту проверили, что мы вакцинированы против желтой лихорадки. Визы в обеих странах с американскими паспортами можно просто купить на въезде в страну.
 

 
Нам показалось, что домики вдоль дороги здесь были поприличнее, чем в Кении, а присутствие полиции на дорогах сдерживало маниакальных водителей, да и пробок в этом регионе мы не видели ни разу. Мы много ездили по нормальным шоссейным дорогам, да и грунтовые дороги в парках были в значительно лучшем состоянии, чем в Кении.
 

 
Для передвижения между населенными пунктами люди пользуются автобусами, а возле автобусной остановки на шоссе для доставки домой их ждут мотоциклы — эдакий местный ответ Уберу.

Я много писала о животных в Кении, поэтому здесь я опишу только новые по
сравнению с Кенией впечатления.
 

 
Давайте я и здесь начну с плохого. В наш первый день нас отвезли в национальный парк Тарангире и отдали на съедение мухам цеце. Эту фотографию (единственную в заметках) я нашла на интернете, в реальности я мух не фотографировала, а отбивалась от них, как могла. Обилие репеллента наверняка укоротило наши жизни, но мухам он, очевидно, был по вкусу. Эти мерзавки кусаются больно, и их укусы чешутся. К счастью, если верить гиду, сонная болезнь сейчас в Танзании крайне редка.

Теперь о хорошем. В этом парке живут более 550 видов птиц – это настоящий рай для энтузиастов.
 

 
Вот это представитель семейства птиц-носорогов (красноклювый калао или red billed hornbill).
 

 
Красавец! А носик, носик какой.
 

 
На этом снимке длиннохвостый бархатный ткач или длиннохвостая вдова (long tail widow bird).
 

 
Даже голуби в Африке — и те красавцы. Все, сдаюсь, не нашла русского имени (Namaqua dove).
 

 
Ах, какие краски.
 

 
А это дрофа-кори африканская, или дрофа гигантская (Kori bastard).
 

 
На этой фотографии желто-воротничковый неразлучник, английский вариант лучше (yellow-collared lovebird).
 

 
А вот это серый бананоед (Grey go-away bird). Господи, какие только названия мне ни проходится узнавать при написании этих заметок.
 

 
А как вам эта красавица?
 

 
Или эта?
 

 
Цесарок мы видели много, они гуляют большими группами.
 

 
На этом снимке молотоглав, названный на всех языках одинаково (hamerkop).
 

 
Это — симпатичная мартышка-верветка или vervet monkey.
 

 
Вот эту крошечную прелесть зовут антилопа дик-дик (dyk dyk).
 

 
Росточком они в 30-40 см, и поэтому их ловят и едят все, кому не лень, включая ящеиц. Злейший их враг, увы, люди, их кожа идет на тончайшие перчатки. В отличие от остальных зверей саванны, они моногамны и живут парами.
 

 
В парке много слонов, антилоп гну и масса очень фотогеничных зебр. Это не ошибка — детеныши у зебр коричневые, это – зебрина детка.
 

 
В парке я впервые в жизни встретила и сфотографировала мангуста. Помните Рикки-Тикки-Тави? Так вот он какой!
 

 
Но для меня этот парк запомнится другим – в парке растут деревья моей детской мечты. Не знаю, почему именно баобабы так волновали мое пылкое воображение, к пальмам я почему-то относилась совершенно спокойно.
 

 
Эти деревья с полыми стволами, но невероятно глубоко уходящими в землю корнями живут столетиями. В сухой сезон они сбрасывают листья, но их силуэты прекрасны и в обнаженном виде.
 

 
Наш гид подобрал с земли плод баобаба, и мы полакомились его сухими и кисловатыми зернами.
 

 
Следующим замечательным парком был парк на озере Маньяра.
 

 
Вот стройная красавица черноголовая цапля (black-headed heron).
 

 
Одной из достопримечательностей парка являются птицы: фламинго, огромные пеликаны, желтоклювые аисты.
 

 
Тут я сняла целое пеликанье дерево.
 

 
В парке много хищных птиц и немало стервятников. Полюбуйтесь на этого орла, он мне долго позировал, демонстрируя свой воистину орлиный нос в профиль и горящие глаза в анфас.
 

 
Наш последний полный день в Танзании мы провели в Национальном парке Нгоронгоро, и он был удачным завершением, кульминацией этой поездки. Этот парк входит в список ЮНЕСКО и находится в гигантском кратере вулкана, т. н. кальдере.
 

 
Эта кальдера — самая большая в мире и лучше всего сохранившаяся. Специалисты говорят, что это был огромный действующий вулкан, достигавший высоты 5800 метров. Его активный период был около 2 миллионов лет тому назад. После страшного извержения вершина обрушилась и образовалась гигантская чаша площадью в 260 кв. километров и высотой в 610 метров. В кратере есть вода, и постепенно его заселили дикие животные. Вот некоторые снимки зверей из Нгоронгоро.
 

 
Африканские буйволы, а, точнее, буйволицы, любят сбиваться в стада. Взрослых самцов они, как правило, изгоняют, оставляя одного или нескольких для приятной компании. Изгнанники либо проживают в гордом одиночестве, либо сбиваются в свои исключительно мужские стада. Жить в одиночестве опасно, прайду львов легче справиться с одиночками.
 

 
В группе отбиваться легче. В случае опасности стадо окружает кольцом своих детей, стариков и больных, чтобы хищники не могли напасть на легкую добычу. Честное слово, иногда грустно думать, что даже не самые симпатичные животные часто ведут себя лучше, гуманнее по отношению к своим, чем иные люди.
 

 
У шакалов неважная репутация. Шакалы — оппортунисты, они и поохотиться на небольших зверьков, змей или птиц не прочь, и подъесть за хищниками не откажутся, и растительную пищу оценят по достоинству. Киплинг в Маугли вывел несимпатичного подхалима шакала Табаки, и я так их и представляла, облезлыми и довольно противными.
 

 
Однако возле тропы нам позировало очень милое, похожее на лису создание. Шакалы моногамны, отважно защищают свою территорию и неплохие спринтеры, развивающие скорость до 65 км в час.
 

 
В этом парке мы наконец-то увидели бегемота на суше, во всей его бегемотной красе и силе.
 

 
После бегемота было очень приятно увидеть что-то такое прекрасное и трогательное, как эти венценосные журавли (Grey crowned crane).
 

 
Эти красавцы моногамны и нежны друг к другу.
 

 
Мне повезло подсмотреть этот восхитительный поцелуй.
 

 
Бабуины нам попадались в Южной Африке, на дорогах Кении, в разных парках, но мы нигде их не видели в таких количествах.
 

 
Наш гид шутил, что у них там ассамблея. Шумные, смешные, они толклись вместе, мамы несли деток на плечах, в Нгоронгоро шла бурная обезьянья жизнь.
 

 
В самом конце нам судьба подарила интересное воспоминание. Мы встретили большую группу слонов. В группе были детишки, что всегда делает животных более опасными. Мы были с самого начала предупреждены, что в присутствии слонов нельзя шуметь. Я без устали щелкала своим фотоаппаратом, все было замечательно, пока один огромный слон не пошел прямо на нас.
 

 
Африканские слоны крупнее азиатских, средний вес самки — 5 тонн, средний вес самцов — 7 тонн, может быть и гораздо крупнее. Этот был парень что надо, он горой возвышался над машиной и, казалось, смотрел мне прямо в глаза.
 

 
Самое смешное, что больше всех испугался наш гид. Он решил, что я сейчас закричу от страха (ох уж эти мужчины с их стереотипами) и разъярю слона. Стояли мы неудачно, нас со всех сторон подпирали другие машины, и удрать не было возможности. Гид не знал, что я не из визжащих, и решил, что сейчас эта громадина разнесет хоботом всю машину и потом растопчет то, что останется. Я же в это время пыталась, не производя лишнего шума, найти удачный ракурс для портрета.
 

 
Вот, пожалуй, и все. На прощание несколько практических советов для тех, кто всегда хотел поехать на сафари.
 

 
Болезни в Африке есть. Змея вас почти наверняка не укусит, гиды опытны, но шанс неприятностей есть всегда.

Я приехала в Африку вскоре после тяжелой болезни. В моем городе скорая приехала через пять минут после моего звонка и спасла меня тогда, когда все решало время. В Африке этого не будет, я это осознавала. Друзья, пекущиеся обо мне, меня отговаривали ехать и были правы. В моем случае все обошлось, но все могло быть и по-другому. Наверное, это было неумно, но я иногда рада тому, что еще могу совершать прекрасные глупости. Адреналина, восторга было много, а это иногда лечит не менее эффективно, чем лекарства.

Для людей с больной спиной в Кении дороги представляют очень серьезный риск. Ничего сравнимого с тряской при езде на безумной скорости по невообразимым дорогам я раньше не испытывала.
 

 
Так выглядела наша за три часа до того чистая машина после одной из «уродливых» дорог.

Не знаю, что спасло мою больную спину, то ли переднее сидение, то ли удобная спинка сидение, к которой я все время прижималась, то ли то, что Бог покровительствует безумцам. В Танзании и особенно в Южной Африке по сравнению с Кенией был рай, там иногда трясло только на тропах в парках, но в парках не та скорость и далеко не те рытвины.
Постели всюду были очень удобными, с хорошей поддержкой, это помогало.

При самых компетентных гидах нам пришлось дважды вспомнить, что мы в Африке, а не в суперэффективной Германии. Обе проблемы были созданы некомпетентными клерками. О первой я уже писала, а вторая была еще занятнее. Кампания покупала нам билеты в Танзанию и обратно. Билеты были замечательные, все дни в них были правильные, только вот взяты они были на другой месяц. Мы их получили в последний день и, к счастью, я в какой-то момент их проверила, иначе нас бы сбросили возле аэропорта и уехали, а в аэропорт нас бы не пустили. Проверяйте билеты, проверяйте все, замеченную ошибку ваши гиды сумеют исправить.
 

 
Мы путешествовали с американской туристической кампанией с хорошей репутацией, и то были две накладки. Только в том небольшом регионе Танзании, где мы провели последние 4 дня, оперируют 700 независимых кампаний. Как говорил наш гид, не все они надежны и не у всех надежные машины. Прежде чем бронировать тур, проверьте репутацию выбранной вами кампании на интернете, проверьте всерьез, это не та поездка, где стоит рисковать, цена ошибки в Африке выше, чем в Европе или Америке.
 

 
Я привезла из поездки более 6000 фотографий. И напоследок — в эти дни я испытывала мгновения острого счастья, и это самый большой комплимент, который я могу сделать поездкам на сафари.
 

 

Мара Мордухович, Найроби — Энн Арбор, июнь – июль 2019

Copyright @ Margaret Mordukhovich, www.maratravelblog.com

 

 

 

5 комментариев

  1. Рита Галин
    Июл 19, 2019

    Спасибо, Мара за увлекательный рассказ и фантастические фотографии!

  2. Michael
    Июл 19, 2019

    Дорогая Мара! Потрясающе интересный рассказ. Огромное спасибо!

    • Woland Tech
      Июл 20, 2019

      Большое спасибо. Рада, что понравилось.

  3. Nguyen Dong Yen
    Июл 24, 2019

    Your visits to the three African countries in 2001 were so exciting! Thank you very much for your stories and the wonderful pictures.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright© maratravelblog.com